Лошадь летела в самолёте вместе с людьми

Ныряющие лошади — странная американская забава

Лошади несут на себе тысячелетнее ярмо служения человеку. Они с человеком, когда надо пахать, возить, воевать и развлекаться. Сейчас, конечно, в меньшей степени«живых коней победила стальная конница». Но ещё 100 лет назад проезжающему через США туристу или любопытствующему местному жителю можно было увидеть ни на что не похожее странное зрелищеныряющую с 12-метровой вышки в бассейн лошадь, на которой сидит всадник, чаще девушка.

Во время прыжка жизнью и здоровьем рисковали оба: всадникам случалось погибать и травмироваться. Риск добавлял шоу перчинки, и оно просуществовало до 1978 года.

Дантист-снайпер-шоумен

Идея прыгать на коне в воду с высоты пришла в голову Уильяму Карверу по прозвищу «Док» (от «доктор») в 1881 году. Сначала несколько слов о Доке. Уильям родился в 1851 году в семье врача, в довольно юном возрасте он покинул отчий дом, чтобы не претендовать на землю. Получил образование стоматолога (кажется, что США тех годов и стоматология несовместимы, но ведь во все времена люди страдали от флюса).

Позже Уильям понял, что хочет чего-то другого и решил дистанцироваться от медицины, но прозвище уже прилипло. В Небраске он встретил пограничников-охотников-шоуменов (именно так!), там же начал учиться стрельбе по мишеням и верховой езде. В стрельбе Уилл оказался изумительно хорош. Рассказывали, что во время боёв с коренным населением он лично убил вождя племени Лакота-сиу по имени Резак. Возможно, приукрашивали, но в боях он мог участвовать и стрелком точно был отменным — мог попасть в летящий четвертак.

С теми самыми пограничниками-охотниками-шоуменами Карвер организовывал несколько передвижных шоу на тему Дикого Запада, ссорился с партнёрами, судился с ними, открывал собственное шоу, богател, беднел, оставался должен, снова богател. В целом вёл обычную жизнь шоумена тех лет. Всё изменил случай.

Конь-дайвер

Уильям ехал на коне по мосту над рекой. Мост был довольно высоким — 12–15 метров над водной гладью. Ничего не предвещало беды, как вдруг конь вместе со всадником провалился — то ли мост был трухлявым, то ли строили не на совесть. Не успел Уильям попрощаться со своей жизнью, как заметил, что его конь отлично вошёл в воду. Он рассёк её копытами передних ног, а Уильям никакого удара об воду вообще не почувствовал.

Они с конём доплыли до берега, вышли, отряхнулись и стали сушиться. Уильям стал размышлять, что со стороны их пируэт, должно быть, выглядел эффектно. Ещё он думал, что если это достаточно эффектно, то на этом можно заработать: на всём, что эффектно, можно заработать. И в заключении он подумал, что такое умное и послушное животное как лошадь можно было бы научить прыгать в воду с вышки. После это Карвер перестал сушиться, вскочил на своего коня и с места в карьер поскакал в город.

18-метровая вышка и овации

Уильям изыскал средства на строительство 18-метровой вышки в Стальном Пирсе (парк развлечений в Нью-Джерси ). Именно такую высоту посчитал идеальной Карвер (позже она будет снижена до 12 метров). Он предложил своему сыну Элу Карверу стать партнёром. Эл согласился и возглавил строительство вышки, а длинноволосая Лорена Карвер стала первой наездницей на ныряющей лошади.

Выступления просто поразили публику: хрупкая девушка верхом на коне летит в воду с большой высоты, её волосы развеваются… Это действительно захватывает дух. Публика неистово аплодировала, кричала и свистела, когда и коню, и всаднику удавалось вынырнуть живыми и невредимыми.

У всех лошадей была своя манера прыжка. Какие-то вытягивали передние ноги и рассекали воду копытами, какие-то подгибали их. Некоторые начинали перебирать всеми четырьмя. Это было хуже всего и для лошади, и для всадника: конь так мог приземлиться на бок, а это было чревато травмами.

На самом деле, шоу было не очень гуманным по отношению к лошадям. По крайней мере, так казалось со стороны. Поднимался конь по длинному узкому коридору без крыши со ступеньками, развернуться в нём было нельзя. Чтобы выйти из этого неприятного положения, лошади было проще прыгнуть вниз в воду, чем пятиться и одновременно спускаться по ступенькам. Хотя наездники и дрессировщики говорили, что многие лошади любили прыгать в воду, особенно в жаркие дни. А некоторые долго красовались перед прыжком: если видели, что толпа большая, они били копытом и гордо вскидывали голову. Защитники животных не видели в этом шоу ничего, кроме издевательства над лошадьми и их эксплуатации, и вынудили руководство страны прикрыть «Ныряющих лошадей» в 1978.

Сонора

Вернёмся к началу прошлого века. Шоу имело значительный успех, штат лошадей-дайверов и их наездников рос. Шоу гастролировало. В 1923 году на объявления о вакансии наездника-дайвера откликнулась 20-летняя хрупкая девушка Сонора Уэбстер. Уилл посчитал, что она не справится, но девушка оказалась напористой и вынудила взять себя хотя бы конюхом. Уилл взял.

Сонора постоянно крутилась рядом с лошадьми, общалась с ними, ездила верхом, когда доводилась возможность. И как-то никто и не заметил, как она уже прыгала верхом с вышки. Получалось у неё здорово, и смотрелась маленькая наездница ещё эффектнее, чем Лорена. Соноре было суждено стать самой известной женщиной конным дайвером.

Сонора Уэбстер

Вслед за Сонорой в это шоу пришла Аннет — её младшая сестра. Ей было 15. Вот как она описывает свой первый прыжок на лошади:

Я ощутила, как напряглись все мышцы лошади подо мной, когда она прыгнула вниз — это было невероятное ощущение. Мы летели вниз и, кажется, не было ничего больше, кроме меня, коня и резервуара с водой, где мы очутились через секунды.

В 1927 умер Уилл, а в 1928 году Сонора вышла замуж за Эла Карнера. К сожалению, их семейное счастье было омрачено трагедией. В 1931 году один из прыжков закончился для Соноры неудачно: у неё отслоилась сетчатка на обоих глазах, и она стала слепнуть. Отважная девушка продолжила прыгать до 1942 года, а потом ушла из шоу. Сонора умерла только в 2003 году в возрасте 99 лет.

Та же Аннет, котороя из шоу ушла раньше травмированной сестры, объясняла её желание остаться следующим образом:

Прыжки на конях — это было самое весёлое, что нам было известно. Мы просто это любили и не хотели заниматься ничем другим. Лошадям тоже это нравилось, они были ответственными, а нам нужно было только держаться за них.

«Это милосердный конец колоссально глупой идеи»

Именно такую фразу сказал в 2012 году президент общества защиты прав животных. Оно не позволило возобновлять шоу, хотя желание у энтузиастов было. Защитникам животных прыжки с вышки не нравились с самого начала, они постоянно шпионили за участниками, чтобы увидеть жестокое обращение с лошадьми. Но условия содержания коней были очень хорошими: они работали только четыре месяца в году, правда, каждый день, а остальное время просто жили.

Шоу ныряющих лошадей было закрыто в 1978 году, не выдержав давления со стороны правозащитников. Последних коней-дайверов — 26-летнего Гамаля и 9-летнего Шайло — продали в частные руки, где они дожили свои дни.

Возможно, шоу было глупой затеей, но что-то в нём останавливало на себе взгляды людей больше полувека. Да и до сих пор останавливает, но уже только на фотографиях и видеозаписях.

Однажды я летела в самолете, у которого горел двигатель

Поделиться:

Однажды я летела в самолете, у которого горел двигатель.

Однажды я сидела посреди катка на Патриаршьих со сломаной ногой. Это был приятный выходной день, в одну из тех зим, когда на Патриках ещё ставили ёлку, а молодая Москва приходила кататься и пить глинтвейн. Мы с сыном тоже пришли, и сначала все было невозможно приятно и празднично: музыка, веселые люди в разноцветных шарфах и хипстерских шапках с помпонами. Все такие вежливые и очень, очень интеллигентные. А потом я больно упала и не смогла встать. Надо мной стоял красный от мороза семилетний ребенок, спрашивая, чем он может помочь. А я ему шутила и смеялась: ведь должна же я была показать сыну, как сильные и умные люди реагируют на неприятные, но несмертельные ситуации. Не реветь же. Вокруг была музыка, и катались парочками и стайками веселые люди в разноцветных шарфах. Много, много людей. Они, конечно, просто думали, что у меня все в порядке, а сижу я тут так, для развлечения. Потом я решила, что надо как-то выбираться с катка, и стала снимать коньки. Люди вокруг продолжали считать, что это я так весело провожу время. Когда я в носках, прямо по льду, хромая и опираясь на семилетнего мальчика, ковыляла через весь каток к скамейкам, это, как мне кажется, выглядело уже довольно подозрительно. Но, видимо, музыка была уж слишком громкая, а шарфы уж слишком разноцветные. За двадцать минут с момента моего падения ни одна шапка с пумпоном не спросила, нужна ли мне помощь. Когда я доползла, а сын побежал звать врача из стоящей рядом машины скорой помощи, моя распухшая нога уже не влезала ни в один ботинок.

Читать еще:  Кукабара не ответила на ухаживания попугая

А в другой раз я видела из окна машины, как поздней осенью пожилая женщина упала, соскользнув с бордюра, в самом начале длинного, рядов в шесть, пешеходного перехода где-то на Новослободской. Она рухнула в грязь, раскидав в стороны сумки с продуктами. Машины торопились, подгазовывали, а она не могла подняться. И я уже начала отстёгиваться, чтобы выйти и помочь ей, как вдруг нам зажегся зеленый, и я стушевалась, думая, что вот сейчас все поедут, а тут я выскочу прямо на дорогу. Но в этот момент из ближайшего к женщине огромного блестящего черного джипа вывалился недовольный мужик в кожаной куртке. Я уже приготовилась услышать о том, как она тут раскорячилась, а он начал её поднимать и отряхивать. А из всех машин, которые стояли передо мной в первом ряду, вышли люди. Сзади засигналили, не понимая, почему стоим. Но водители, которые вышли, включили аварийки по всему своему ряду, и спокойно стояли на пешеходном переходе, никому не давая проехать, пока она медленно, в сопровождении того самого мужика в куртке, переходила улицу.

А в другой раз я стояла в очереди на регистрацию в аэропорту Дубая. Мы с семьей возвращались домой в конце январских каникул. И в нашей очереди, конечно, было несколько русских семей с маленькими детьми, и боже мой, какой это был позор. Да ну. Я даже не буду пересказывать, тем более, что все уже сто раз читали эти унизительные истории про орущих мерзкими голосами совдеповских мамаш в бархатных спортивных костюмах D&G. «Замолчи уже! Стой спокойно! Что ты вертишься, как дурак? Я тебя сейчас в милицию сдам!» А эти папы с барсетками, которые угрожающе шипят: «А ну прекрати, позорище!» и дергают своих детей за руки так, будто это не их дети, и не их руки, а просто какие-то куски никому не нужного мяса. Мне всегда очень страшно и непонятно, что делать. Я вмешалась только один раз. Подошла к одной такой маме и тихо, почти на ухо, сказала ей, что я из органов опеки, и что если она продолжит так себя вести, то для неё это плохо кончится. Она на меня посмотрела, как на чумную, но прекратила. Может, это было и неправильно с моей стороны. Но я была с сыном, мне стало очень стыдно перед ним, за то, что я ничего не делаю, и мне в голову тогда пришло только два варианта: или вот так, или начать орать, что она больная идиотка.

А в другой раз я видела, как совсем старенький дедушка протирал носовым платком светофор. Такая была страшная районная грязища, и зеленый давно стал примерно того же цвета, что и красный. Вообще было непонятно, когда идти, а переход — прямо перед школой. И он стоял, стоял вместе со всеми, и потом перешел дорогу, встал на цыпочки и вытер лампу — где дотянулся. Кстати, это был довольно противный дедушка, он живет у меня в соседнем подъезде, ужасный скандалист и склочник.

А однажды я обнаружила себя в самолете, у которого горит двигатель. Мы ведь живем полусонными такими лохмотьями, мелкой нарезкой своего и чужого хоум-видео: фейсбук, такси, книжка, стойка регистрации, где мой паспорт, поиграть в телефон, а? Что? Взлетаем? И вот ты уже не здесь, а где-то внутри бортового журнала, в ТОП-10 самых интересных мест Праги. Но потом вдруг в салоне выключается свет, а иллюминатор с твоей стороны начинает транслировать ярко-оранжевые всполохи пламени. Тут-то ты и просыпаешься. И то самое, такое желанное, такое труднодостижимое состояние «здесь и сейчас» накрывает тебя мгновенно. Нет больше ничего, кроме тебя, намертво впаянного в абсолютный монолит реальности. А реальность такова: ты несешься на огромной скорости в темноте, закупоренный в железной банке, на высоте двеннадцать тысяч метров над землей. У фигни горит двигатель, а. где же твой ребенок? Черт. Он тоже здесь. Спит в соседнем кресле.

Эротичный мужской голос что-то сообщает из потолка, но все так боятся ничего не понять, что ничего не понимают. Кто-то вскрикивает: «Что он сказал?!» И поднимается гомон по салону: «Двигатель горит. Повредилась проводка. Горит. Турбулентность. » Кто-то вскакивает и бежит к проводнику — узнавать точнее. Но проводники — это больше не улыбающиеся феи с газированными напитками. Они всё еще улыбаются, но теперь ты точно знаешь, что это роботы, и они выполняют какую-то только им одним известную программу. Они теперь только и делают, что повторяют роботизированными голосами: «Пожалуйста, вернитесь на своё место. Пожалуйста, вернитесь на своё место».

Самолет развернули, чтобы лететь обратно, но «туда» мы летели полтора часа. Теперь снова полтора часа, но уже в полной темноте, с горящим костром под крылом. Какое-то постоянное движение в салоне, кому-то плохо, все более невыносимо начинает ощущаться запах рвоты. Кто-то хрипит, кто-то всхлипывает, кто-то истерично говорит на незнакомом языке, почти каждый попытался включить мобильник — посветил себе в лицо синим светом и выключил. Бесполезно.

Такой дьявольский концерт, посреди которого, из разных уголков темноты вдруг иногда ты слышишь: «Угадал!» — и хлопают в ладоши. «Следующая бу-у-у-уква. Ю!» Постепенно люди в салоне изматываются, умолкают, начинают бояться шепотом, чтобы не спугнуть надежду и не мешать пилоту. Но только не угасают бодрые: «Не-е-ет! Не угадал!» — и заливистый детский хохот. «Где мы остановились? А вот… Будем как под одеялом с фонариком! Посвети мне! — Как тебя зовут? — спросил Карлсон. — Малыш. Хотя по-настоящему меня зовут Сванте Свантесон. — А меня, как это ни странно, зовут Карлсон. Просто Карлсон, и всё. Привет, Малыш!»

Они, эти родители, в той кромешной тьме, озаряемой всполохами горящего двигателя, они вели себя так, будто ничего не происходит. Они шутили, и смеялись, и щекотались, они читали книжки и пытались всей семьей смотреть «Смешариков» на последнем издыхании батарейки айпада. А когда айпад сел, они принялись разыгрывать конец серии всей семьей: дословно, без купюр, как будто всю жизнь они только и делали, что учили наизусть реплики Лосяша и Нюши. Я сидела и думала: «Я бы так не смогла. Я бы так не смогла. Это просто какие-то идеальные родители, из другой вселенной».

Мне тогда повезло. Мой ребенок всё проспал. Больше всего я боялась, что он проснется, и мне нельзя будет рыдать и биться головой о впереди стоящее кресло, а нужно будет быть идеальным родителем. Поэтому я боялась молча, не шевелясь, вцепившись пальцами в подлокотники кресла, судорожно вспоминая все игры и все самые веселые истории, которые я знаю. Сына пришлось будить, когда мы приземлились и, как настоящий Рассеянный с улицы Бассейной, он ужасно расстроился, что мы «зря летели» — ведь после трехчасового полета нас вернули в аэропорт вылета.

Нас выгрузили, привезли обратно в светлый аэропорт Дубая, и там бесплатно кормили каким-то невероятным ужином. Мы приходили в себя, ждали, когда подготовят другой самолет, а я всё думала: «Какие же они, эти волшебные родители? Где они? Дайте мне хотя бы посмотреть на них. Ведь они летели вместе со мной». Вот пьют чай те самые китайцы, которым было плохо. Вот сидит с закрытыми глазами девушка, которая плакала. А вот та самая мерзкая мамаша в бархатном спортивном костюме D&G, запихивает в свою сумку книжку «Малыш и Карлсон».

p_i_f

ДЛЯ ВСЕХ И ОБО ВСЕМ

Меняются времена, меняется отношение к животным, а когда-то «Ныряющие лошади» — было одно из самых зрелищных и запоминающихся представлений 20-го века, которое можно было увидеть на морском пирсе Steel Pier в Атлантик-Сити в то время.

К бассейну пристраивалась высокая вышка с «коридором» для коня, по которому он выбегал на вышку для прыжка. Внизу (вначале коридора) коня разгоняли (запугивали), выпускали вперёд, и он бежал как угорелый к месту прыжка. Всадница стояла в конце этого «коридора» и когда конь уже был возле неё, запрыгивала на ходу и вместе с конём летела в бассейн. Кони выживали. Всё это происходило на галопе без седла. На коне был только недоуздок, седёлка в виде ремней, что бы можно было схватиться на галопе, и нагрудник или подперсье, что бы эта вся конструкция не съезжала во время выступления.

Читать еще:  Список животных вымирающих в городах многих стран

Номер был придуман Доктором Вильямом Френком Карвером, в то время достаточно известным спортсменом. Говорят, что в одну из своих прогулок он, возвращаясь верхом домой, переходил по мосту реку. Мост обрушился, и всадник и лошадь упали в реку с высоты 12-13 метров. К удивлению Карвера, лошадь достаточно хорошо и сбалансировано нырнула и оба смогли выплыть на берег. Этот случай, заставил его задуматься, а можно ли научить лошадь такому прыжку.
Он выдрессировал несколько лошадей и поехал в турне с единственным номером — ныряющие лошади.

Очевидцы говорили, что у каждой лошади был свой стиль прыжка. Одна из лошадей перед прыжком невозмутимо стояла на площадке и обращала внимание не на высоту и сам прыжок, а на чаек, пролетавших мимо. Одни в прыжке вытягивали передние ноги, другие подбирали. Некоторые начинали в прыжке перебирать ногами и приземлялись на бок, делая прыжок еще более опасными для себя и для всадника. Одна из лошадей после нескольких прыжков перестала ждать, пока на нее сядет всадник и забравшись на трамплин с разбегу прыгала в воду.

Смертельный трюк демонстрировался летом по пять раз в день.

На фотографии предположительно изображена Сонора Карвер, самая известная прыгунья, которая в 1924 году, привлеченная возможностью стать знаменитой и попутешествовать с труппой по стране, устраивается на работу к Вильяму Карверу.

Судя по всему дело было семейным, так как аж до 1931-го года члены семьи Карверов ныряли с вышки на лошадях, пока его невестка Сонора не ослепла на оба глаза, из-за неудачного падения в воду, произошло отслоение сетчатки и девушка становится слепой.. Хотя именно Сонора, сделала женщину неотъемлемой частью шоу. Однако Сонора не сдалась и прыгала на лошадях с вышки до 1939-го года. В 1961 году она написала автобиографическую повесть «Девочка и пять храбрых лошадей» (A Girl and Five Brave Horses) по которой в 1991 году студия Диснея сняла фильм «Дикие сердца никогда не сдаются» (Wild Hearts Can’t Be Broken).

Сонора умерла в 2003 году в возрасте 99 лет в Плезантвилле, Нью Джерси. Она была слепой 72 года.
Книга продается в интернете букинистическим изданием и стоит от 300 до 500 долларов.

Владельцев пирса и самого шоу часто обвиняли в жестокости шоу по отношению к животным.
11 марта 1998 года было опубликовано письмо от 25 января 1975 года Джорджа Хэмида ((George A. Hamid), владелец пирса с 1947 по 1975 год), в котором он рассказывает, что лошади «работали» 3 месяца в год, а в оставшиеся 9 жили на соседней ферме в полном довольствии. (В день, кстати, было около 4-5 выступлений, т.е. 4-5 прыжков). В 75-ом году лошади были проданы вместе с пирсом, а потом распроданы на аукционе в 1980-ом.

Как олимпийские лошади летели в РИО

1 августа 2016г. — Первые олимпийские лошади прилетели в Рио из аэропорта Станстед в Лондоне (Великобритания) на специально оборудованном грузовом самолете – с этого события началось путешествие лучших мировых атлетов конного спорта к их «олимпийской мечте».

На борту грузового самолета Boeing 777- F компании Emirates SkyCargo находились 34 лошади из 10 стран. 12-часовой перелет, организованный компанией Peden Bloodstock, был запланирован на 15:20 по местному времени.

Троеборцы из Великобритании, Ирландии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Зимбабве, Бразилии, Японии, Италии и Китая уже в пятницу отправили своих лошадей из лондонского аэропорта Станстед первым рейсом из девяти запланированных, который доставил более 200 лошадей в Международный аэропорт Рио-де-Жанейро. Далее лошади отправились в Олимпийский центр конного спорта, расположенный в Олимпийском парке «Деодоро».

Сложным процессом перевозки лошадей занимались три аэропорта Европы и Америки: Станстед (Великобритания) , Льёж (Бельгия), Майами (США). На Олимпийских играх в Рио-2016 всадники и их лошади представят 43 страны со всего мира и сразятся в трех олимпийских дисциплинах: «выездка», «конкур» и «троеборье».

А начисляют ли лошадям мили за перелет…

Факты о полете из аэропорта Станстед (Лондон):

Расчетное время полета Станстед-Рио: 11 часов 40 минут

Авиакомпания: Emirates SkyCargo

Самолет: Boeing 777-F

Общая масса лошадей на борту: 17 500 кг

515 кг — вес лошадей из дисциплины троеборье, 630 кг — вес выездковых лошадей и 610 кг – вес конкурных лошадей, разместившихся на борту самолета

9 900 кг вес оборудования для лошадей

6 000 кг еды (не включая еду, которую они будут есть во время полета)

40 литров воды на каждую лошадь

34 лошади из дисциплины троеборье представят на Играх в Рио-2016 Великобританию, Ирландию, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, Зимбабве, Бразилию, Японию, Италию и Китай

А знаете ли вы:

Норма провоза багажа

К ак и на обычных рейсах, при транспортировке лошадей есть ограничения по провозу багажа. Допустимый вес включает в себя лошадь, воду, сено, 30 кг опилок для подстилки, ведра для воды, ведра для еды, сумки с седлами и уздечками, попону и другое дополнительное оборудование.

Для каждой лошади дополнительно разрешены: 1 большой рептух (мешок) для сена, вода и ведро, маленькая сумка с ночными принадлежностями — уздечка (недоуздок), попона (в случае, если будет прохладно).

Развлечения на борту

Какие фильмы больше всего лошади любят во время полета? «Заклинатель лошадей», «Черный красавец», «Фаворит», «Национальный бархат» и сиквел «Международный приз «Вельвет».

Питание и напитки на борту

Перед тем, как подняться на борт, лошадям предлагают перемешанные отруби (блюдо чем-то напоминает кашу), а в течение всего полета — сено и воду. Некоторые лошади предпочитают воду, разбавленную яблочным соком, что делает напиток вкуснее.

Паспорта

У лошадей есть паспорт, но не такой, как у всадников: специально для путешествия лошадей чипируют. Кроме того, у каждой лошади должен быть санитарный сертификат на выезд.

Одежда на борту

Л ошади, как и люди, предпочитают путешествовать с комфортом. Некоторые могут носить легкую попону, что позволят не замерзнуть и чувствовать себя удобно. Многие носят защитные ногавки, похожие на носочки для полета.

Посадкой лошадей на борт бережно занималась компания Peden Bloodstock, поэтому все прошло очень спокойно и никто не сражался за лучшие места на борту.

Первый класс/Бизнесс/Эконом

Все олимпийские лошади отправлялись в элегантное путешествие в авиабоксе шириной 112 см, где комфортно могут расположиться две лошади – это равноценно обычному бизнес-классу в самолете. Но есть возможность забронировать и первый класс.

Экипаж на борту

С пециально обученный персонал следил за здоровьем, комфортом и безопасностью лошадей во время полета.

Они летели в передней части самолета, чтобы во время полета они не отвлекались на кобыл.

Есть ли доктор на борту?

Конечно же, при перевозке лошадей на борту всегда есть ветеринарный врач, который следит за здоровьем и комфортом пассажиров.

О самолете

Л ошади летели авиакомпанией Emirates SkyCargo на Boeing 777-F –грузовом самолете, оснащенном всем необходимым для безопасной и комфортной перевозки лошадей. Это специально сконструированный самолет с боксами для лошадей и возможностью регулировать температуру, что позволяет избежать стресса и обеспечить комфортное пребывание пассажиров на борту. Лошадей обязательно сопровождает подготовленный персонал, который знает, как обращаться с лошадьми и следить за их самочувствием во время полета.

Международная Федерация конного спорта (FEI) основана в 1991 году, признанна Международным олимпийским комитетом (IOC) и представляет интересы конного спорта во всем мире. Конный спорт является частью Олимпийского движения с 1912 (Олимпийские игры в Стокгольме). FEI — единственная контролирующая организация на всех международных соревнованиях в Олимпийском спорте по конкуру, выездке, троеборью, а также драйвингу, дистанционным пробегам, вольтижировке и рейнингу. FEI стала одной из первых международных спортивных организаций, которая регулирует международный паралимпийский спорт на равнее с семью основными дисциплинам. В 2000 году в список дисциплин присоединилась паралимпийская выездка. Сейчас FEI регулирует все международные соревнования по паралимпийской выездке и паралимпийскому драйвингу.

Текст: Пресс-служба FEI

Несколько фактов о перелёте лошадей

3 августа все лошади российских всадников прибыли на самолете в Бразилию. Мы уже писали раньше о том, что касается их перевозки.

Но что же происходило непосредственно на борту самолета, чем развлекали и кормили четвероногих спортсменов? Об этом читайте в сегодняшнем материале, предоставленном Международной федерацией конного спорта.

О самолете: лошади летели авиакомпанией Emirates SkyCargo на Boeing 777-F — грузовом самолете, оснащенном всем необходимым для безопасной и комфортной перевозки лошадей. Это специально сконструированный самолет с боксами для лошадей и возможностью регулировать температуру, что позволяет избежать стресса и обеспечить комфортное пребывание пассажиров на борту. Лошадей обязательно сопровождает подготовленный персонал, который знает, как обращаться с лошадьми и следить за их самочувствием во время полета.

Читать еще:  Чтобы не катать на себе человека лошадь падает и притворяется мёртвой

Норма провоза багажа: как и на обычных рейсах, при транспортировке лошадей есть ограничения по провозу багажа. Допустимый вес включает в себя лошадь, воду, сено, 30 кг опилок для подстилки, ведра для воды, ведра для еды, сумки с седлами и уздечками, попону и другое дополнительное оборудование.

Для каждой лошади дополнительно разрешены: 1 большой рептух (мешок) для сена, вода и ведро, маленькая сумка с ночными принадлежностями — уздечка (недоуздок), попона (в случае, если будет прохладно).

Развлечения на борту: Какие фильмы больше всего лошади любят во время полета? «Заклинатель лошадей», «Черный красавец», «Фаворит», «Национальный бархат» и сиквел «Международный приз «Вельвет».

Питание и напитки на борту: перед тем, как подняться на борт, лошадям предлагают перемешанные отруби (блюдо чем-то напоминает кашу), а в течение всего полета — сено и воду. Некоторые лошади предпочитают воду, разбавленную яблочным соком, что делает напиток вкуснее.

Паспорта: у лошадей есть паспорт, но не такой, как у всадников: специально для путешествия лошадей чипируют. Кроме того, у каждой лошади должен быть санитарный сертификат на выезд.

Одежда на борту: лошади, как и люди, предпочитают путешествовать с комфортом. Некоторые могут носить легкую попону, что позволяет не замерзнуть и чувствовать себя удобно. Многие носят защитные ногавки, похожие на носочки для полета. Посадкой лошадей на борт бережно занималась компания Peden Bloodstock, поэтому все прошло очень спокойно и никто не сражался за лучшие места на борту.

Первый класс/Бизнесс/Эконом: Все олимпийские лошади отправлялись в элегантное путешествие в авиабоксе шириной 112 см, где комфортно могут расположиться две лошади — это равноценно обычному бизнес-классу в самолете. Но есть возможность забронировать и первый класс.

Экипаж на борту: специально обученный персонал следил за здоровьем, комфортом и безопасностью лошадей во время полета. Жеребцы летели в передней части самолета, чтобы во время полета они не отвлекались на кобыл.

Есть ли доктор на борту? Конечно же, при перевозке лошадей на борту всегда есть ветеринарный врач, который следит за здоровьем и комфортом пассажиров.

Чудо в Андах: как мертвые спасли живых

Дело было в октябре 1972 года. Уругвайская молодежная команда регбистов летела в Чили с друзьями и родственниками, всего 45 человек с экипажем самолета. Чтобы прилететь из Уругвая в Чили на маленьком самолетике, надо было сначала долго лететь на юг над Аргентиной, обогнуть южную часть Анд, а потом лететь на север, потому что напрямую над горами лететь небезопасно. Однако пилот не там свернул на север, самолет ударился о горный пик и развалился на куски. Фюзеляж со всеми пассажирами скатился по снегу, как сани, вниз на плато. Во время крушения погибло 12 человек, еще пятеро пропали без вести. На следующий день их найдут мертвыми.

Капитан спортивной команды Нандо Паррадо, которого положили вместе с трупами, пролежав в снегу при температуре минус тридцать несколько десятков часов, очнулся. Врачи, которые обследовали его позже, сказали, что его спасло именно то, что его сочли мертвым и положили на холод. Такая криотерапия замедлила все процессы в организме, и кровоизлияние в мозг, возникшее после ушиба головы и вызвавшее кому, прекратилось, а мозг сумел восстановиться.

В самолете с Нандо летели его мать и младшая сестра. Мать погибла, а сестра была тяжело ранена и не приходила в сознание. Нандо подполз к сестре, обнял ее и держал, пока она не умерла — четыре ночи и три дня.

Есть такая поговорка: бедному жениться — и ночь коротка. Иными словами, неудачи просто преследовали пассажиров злополучного рейса. Мало того что они, никогда не видевшие снега, остались без еды, крова и теплых вещей в абсолютно пустынной зимней местности на высоте 3600 метров. Спустя две недели выживших накрыла снежная лавина, и не стало еще восьмерых пассажиров.

Трое суток живые вместе с трупами были зажаты снегом в тесном пространстве остатков самолета. Чтобы спасти всех, уже упомянутый выше Паррадо выбил ногами маленькое окошко в кабине пилота. Трое человек погибли от ран и обморожения в последующие дни.

Всего из 45 пассажиров выжили только 16. Спустя 11 дней после крушения они услышали по радио, что их поиски прекращены и все они признаны умершими. Дело в том, что потерпевший катастрофу самолет был белого цвета и сливался с покрытым снегом горным ландшафтом.

Воды у них было вдоволь — люди растапливали снег на листах алюминиевой обшивки и сливали воду в бутылки, а потом держали их под одеждой, не давая воде замерзнуть. Еды же не было вообще. С учетом того, что спасения ждать было неоткуда, живые решили есть мертвых. Не всем это далось легко. Выжившие были католиками, и необходимость питаться человечиной оскорбляла их религиозные представления. Кроме того, многие из погибших были чьими–то родственниками или близкими друзьями. Видимо, поэтому трапезу решили начать с никому особо не известного и повинного в аварии пилота.

Но, даже с учетом всех трупов, и этот источник пищи был исчерпаем, так что пассажиры должны были придумать, как им спасаться. Нандо Паррадо, Роберто Канесса, Нума Туркатти и Антонио Висинтин решили двинуться на запад, чтобы достичь Зеленых Долин Чили. По словам пилотов, эти долины должны были находиться в нескольких милях к западу от места падения самолета.

18–летний Канесса долго не решался выступить в поход, предлагая дождаться окончания зимы. Однако остальные решили идти, несмотря ни на что. Начало похода было удачным, члены экспедиции случайно наткнулись на оторвавшийся при падении хвост самолета вместе с багажом.

В чемоданах они нашли шоколад, сигареты, чистую одежду, кроме того, там оказались заряженные аккумуляторные батареи. На вторую ночь погода резко ухудшилась, и путешественники чуть не погибли от холода. Стало ясно, что так просто через горы не пройти. Пришлось возвращаться назад, к фюзеляжу, и всем вместе шить из кусков материи, добытых в хвосте, спальный мешок. Батареи не пригодились. Поначалу их хотели использовать для передачи сигнала бедствия, но ничего не получилось. Батареи выдавали постоянный ток, а нужен был переменный.

И снова трое смелых двинулись на поиски спасительных долин. Но на третий день они поняли, что идти придется долго, потому Паррадо и Канесса отправили Висинтина обратно в лагерь, а сами, забрав у него запасы человеческого мяса, пошли дальше.

Вскоре этот провиант оттаял и протух. Роберто заболел дизентерией, и Нандо практически тащил его на себе. Вечером девятого дня Роберто увидел на берегу реки, до которой они дошли, всадника–ранчеро. Наутро тот увидел и их, но никак не мог поверить, что в этой глуши откуда–то взялись два парня, всклокоченные, ужасно худые, обмороженные.

Горная речка производила ужасный шум, и Нандо и Роберто не могли услышать ранчеро, а он — их. Но ранчеро оказался очень находчивым. Он достал лист бумаги, уголек и перебросил их на другой берег. Нандо нацарапал на листке их историю и просьбу о помощи, и ранчеро ускакал, но перед этим перебросил Нандо и Роберто часть своих припасов — хлеб и сыр. Шел семьдесят первый день с момента аварии.

На следующий день ранчеро вернулся с помощью. Роберто отправили в больницу, а Нандо сопроводил спасителей на вертолетах к товарищам по несчастью. Из–за плохой погоды в тот день — 22 декабря — удалось забрать только половину пассажиров, остальным оставили продукты и воду. Их всех забрали на следующий день.

Спасенных пришлось долго выхаживать: их лечили от высотной болезни и обезвоживания, цинги и недоедания. Но уже 28 декабря едва живые счастливчики дали большую пресс–конференцию, посвященную своему чудесному спасению.

С тех пор история получила соответствующее название — «Чудо в Андах». Нандо Паррадо в сотрудничестве с писателем Пирсом Полом Ридом издал книгу — реконструкцию своих воспоминаний о злополучном рейсе 571, которая стала бестселлером. В 1993 году на экраны вышел фильм «Живые», рассказывающий о «Чуде в Андах».

Кстати, сам Нандо, вернувшись домой, обнаружил, что его отец не выдержал горя и, чтобы жить дальше, избавился от всех вещей, принадлежавших жене, сыну и младшей дочери. Единственным, что напоминало в доме о Нандо, была одна его фотография. Но Нандо не пал духом. Он стал автогонщиком, а позже — бизнесменом и ведущим тренингов.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Источники:

http://www.factroom.ru/mir/nyryayushchie-loshadi-strannaya-amerikanskaya-zabava
http://snob.ru/go-to-comment/814056
http://p-i-f.livejournal.com/7096565.html
http://equinemanagement.ru/kak-olimpijskie-loshadi-leteli-v-rio/
http://news.sportbox.ru/Vidy_sporta/horse_world/spbnews_NI647816_Neskolko_faktov_o_perelote_loshadej
http://bigpicture.ru/?p=636440

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector